Главная   Контакты
Авторизация
логотип маленький.jpg
Учебно-научный центр нартоведения и полевой фольклористики АГУ




АДЗИНБА Иосиф Есхакович

АДЗИНБА Иосиф Есхакович

(1901-1942)
Абхазский этнограф, исследователь памятников архитектуры, создатель первой карты памятников истории и культуры Абхазии. С 1933 года работал директором музея. Иосиф Адзинба уделял много внимания сбору музейных ценностей. При нем в музее был открыт историко-революционный отдел.
Соч.: Адзинба И.Е. Архитектурные памятники Абхазии. - Сухуми, 1958.

_____________________________


БОЛЬШОЙ ЭНТУЗИАСТ АБХАЗСКОГО КРАЕВЕДЕНИЯ


Краеведение в Абхазии родилось вместе с установлением Советской власти, открывшей широким массам свободный доступ к познанию своей страны и творческому освоению ее богатств. Максиму Горькому принадлежит высказывание: «Чем лучше мы будем знать прошлое, тем более глубоко и радостно поймем великое значение творимого нами настоящего».

Важное место в рядах краеведов Абхазии принадлежит Иосифу Есхаковичу Адзинба, отдавшему лучшие годы своей жизни изучению прошлого абхазского народа и охране памятников его древней и самобытной культуры.

Иосиф Есхакович Адзинба родился в с. Джгерда. Это село насыщено историко-этнографическими памятниками. Все это еще с детства вызывало чувство любознательности к своему краю, к его прошлому. Окончив сельскую школу и Сухумскую учительскую семинарию, он поступил на экономический факультет Тбилисского политехнического института, который успешно закончил в 1924 году, в результате чего ему было присвоено, согласно положениям того времени, звание кандидата экономических наук.

После окончания института И. Е. Адзинба работает инструктором в Абтабаксоюзе, а с 1931 года директором Абхазского педагогического техникума. Во время своих служебных поездок по Абхазии И. Е. Адзинба не мог оставаться равнодушным к тому, что он видел и слышал по поводу старинных преданий, находок предметов древностей, развалин храмов. Он любил беседовать со стариками, записывал интересные старинные выражения и топонимические термины. После каждой поездки у него всегда находилось что-нибудь интересное из предметов старины, которые он сдавал в музей.

Абхазский государственный музей, созданный в свое время руками энтузиастов-краеведов, в начале 30-х годов переживал упадок. После перемены ряда директоров, не всегда честно относившихся к порученному им делу, экспозиция музея была обеднена и запущена. В одной из витрин лежали обыкновенные куски известняка с надписью: «Каменные орудия палеолитического охотника», вместо отдела этнографии на окладе беспризорно лежали пожертвованные в музей ценные находки и старые предметы абхазского быта.

После создлпия в 1931 году на основе Абхазского научного общества нового учреждения - Абхазского института краеведении (АбНИК) встал вопрос и о положении музея. Местных кадров было мало, и в 1933 году должность директора была поручена не имевшему исторического или археологического образования И. Е. Адзинба. Итут оказалось, что главным и решающим обстоятельством оказался не диплом, а любовь человека к своей родине, народу, интересовавшему его делу и поставленной перед ним благородной задачей: отразить в музее край с его природными богатствами, с увлекательной и славной историей, с древним и проснувшимся к новой жизни народом. Новый директор оказался и знатоком людей. Он пригласил себе в помощники молодого агронома А. К. Джокуа, такого же энтузиаста, как и он сам. Широко был поставлен сбор этнографического материала. Было положено начало работы с долгожителями Абхазии, и беседы с ними были отражены в выставленных в музее стендах, вызвавших большой интерес к этому вопросу со стороны центральных научных учреждений. Академик Богомолец, руководивший центром изучения долголетия в Киеве, живейшим образом заинтересовался работами абхазских краеведов и оказывал им помощь.

Краеведами музея было отмечено загадочное присутствие в некоторых селениях Абхазии негритянских антропологических черт, что вызвало интерес и со стороны зарубежных ученых. Была проведена инсценировка, заснято на пленку много интересных и древних обычаев абхазов. Стенды долголетия, древних обычаев, «абхазских негров», выставленные в музее, сооруженное там же абхазское жилище — апацха под руководством И. Е. Адзинба, привлекли особое внимание отечественных и иностранных посетителей, подчеркивая специфичность истории края и оживляющих экспозиции музея.

Одновременно уделялось внимание и бурным росткам новой жизни в области сельского хозяйства и промышленности молодой республики. В новой экспозиции получает отражение и деятельность колхозов и Ткварчельского каменноугольного рудника. Почетное место в экспозициях отдела сельского хозяйства заняла знаменитая абхазская пчела. Широко освещалась интродукция субтропических растений, строительство курортов и др. характерные для республики стороны ее новой жизни.

Музей стал подлинным помощником местных партийных и советских органов в развитии завоеваний Октября, пропаганде успехов Советской Абхазии. Душою всего этого был И. Е. Адзинба. Он искал людей, полезных для музея и краеведения. Каждую его поездку по Абхазии можно было сравнить с хлопотливым полетом пчелы для своего улья-музея, и это принесло музею заслуженный авторитет, а Абхазский институт краеведения (кстати, помещавшийся в том же здании) широко использовал новые сборы музея и в свою очередь курировал всю работу музея, направляя ее в научное русло. Постепенно и сам директор музея все ближе становился к науке, особенно его привлекала тема махаджирства и загадка Великой Абхазской стены. «Его интереснейшие наблюдения и записи до сих пор сохраняют свое значение для исследователей. В частности, он первым предположил, что именно здесь, у Абхазской стены, проходила древнейшая сухопутная магистраль Закавказья. Расшифровка многих местных названий подтвердила ого предположения. Так, Цвафиркыра в переводе означает «место подачи деревянных крюков». При помощи таких крюков путники преодолевали в древности этот крутой спуск. Оцарце — «место грабежа» — лежит на границе Абхазии и Мегрелии, откуда начинались междоусобицы, войны, первые стычки, первые пленные...» (1).

Не раз И. Е. Адзинба садился на лошадь и в одиночку объезжал ее башни, фотографировал их, беседовал с коренными жителями сел, расположенных вдоль прохождения стены. Большую роль в развитии научных интересов И. Е. Адзинба сыграло открытие им надписи, выполненной шрифтом «асомтаврули», высеченной на арке Беслетского моста, считавшегося до этого «Венецианским». Постепенно памятники старины и древний быт абхазского народа целиком поглотили внимание И. Е. Адзинба и сделались главной темой его работ, некоторые из которых публиковались в научных трудах родного музея. Во время работы в музее он вел и литературно-педагогическую деятельность, занимался составлением учебников (хрестоматия для 3—4 классов на абхазском языке).

Как только в 1938 году в Абхазии было создано Управление по делам искусства под руководством Г. Д. Гулиа, И. Е. Адзинба был назначен заведующим охраны памятников культуры этого Управления. Директорство музея было передано в надежные руки А. К. Джокуа. Теперь ничто не мешало И. Е. Адзинба отдавать свое время любимому делу. Он изъездил всю Абхазию в кропотливых поисках малоизвестных и неизвестных памятников архитектуры и привозил ценнейшие архитектурные фрагменты, чтобы спасти их от порчи и разрушения. Недостаток специального образования ограничивал возможности его, сознавая это, он взял на себя трудную, но очень ценную для науки задачу — предварительное описание ряда памятников, их современное состояние, обмеры. Им было выявлено и описано несколько десятков выдающихся архитектурных памятников, имевших большое значение для средневековой истории Абхазии.

В 1930 году И. Е. Адзинба впервые была составлена карта памятников культуры Абхазской АССР, где были отмечены крепостные сооружения, храмы, жертвенные места, стоянки первобытного человека и другие объекты. На этой карте полностью нанесена Великая Абхазская стена, о которой он собрал много исторических сведений — устных и литературных. Этот памятник до сих пор является загадочным для науки.

По поводу его И. Е. Адзинба собрал большой материал. Этот материал явился показателем большой настойчивости и целеустремленности И. Е. Адзинба. Особого внимания заслуживает записанное со слов местных жителей сравнение этой укрепленной линии с «почтой», с «телефоном». Привлекая эти и другие сведения и соображения, он вплотную подошел к очень вероятной догадке, что в этом памятнике укрепленная граница сосуществует с важной транспортной магистралью.

В 1938 году при Отделе истории Абхазского института «была создана специальная этнографическая группа, что дало возможность приступить в крае к планомерным, систематическим этнографическим работам. Эта задача была возложена на этнографа И. А. Аджинджала и краеведа И. Е. Адзинба. За короткое время этими энтузиастами был собран богатый этнографический материал, на основе которого ими были написаны две сводные работы: «Вооружение абхазов» и «Материальный быт абхазской деревни до революции». Эти две ценные работы были завершены к 1940 году. Одновременно они закончили исследование по изучению одежды абхазов, которое было опубликовано в 1947 году в трудах Абхазского государственного музея (2).

Внезапная болезнь и преждевременная смерть положила в 1942 году конец его благородной деятельности — спасению от безвестности, а подчас и от гибели памятников угасающей старины, неоценимых свидетелей прошлой культуры и истории Абхазии, которую он так горячо любил.

В 1958 году Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН ГССР подготовил к печати на основании сохранившейся рукописи «По руинам Абхазии» и отдельных газетных статей работу И. Е. Адзинба «Архитектурные памятники Абхазии», которая является сейчас лучшим памятником жизни и самоотверженной деятельности абхазского краеведа-энтузнаста Иосифа Есхаковича Адзинба.


1.  В. П. Пачулиа. Великая Абхазская стена. Журн. «Знание — сила», № 5 за 1968 г., стр. 23.
2. Л. X. Акаба. Этнографическое изучение абхазов за годы Советской власти. Труды Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН Грузинской ССР, том XXII, стр. 99. Сухуми. 1961.


Л. Н. СОЛОВЬЕВ, В. П. ПАЧУЛИЯ

____________________________________


Труды Абхазского государственного музея. Выпуск IV. - Сух., 1974. - С. 194-198.